События

Интервью Николая Толмачева для газеты "Факты"

Интервью Николая Толмачева для газеты "Факты"

О 19-летнем Коле Толмачеве из Броваров Киевской области пишут не только украинские, но и зарубежные СМИ. Фотографии парня появились в центральных изданиях Парижа. Журналисты уже назвали Николая покорителем французской богемы.

«Я даже в художественную школу не ходил»

— Мою историю называют абсолютно невероятной, — говорит Коля Толмачев, с которым мы встретились в кафе в центре Киева. Уже через две недели парень уедет в Париж и сейчас занимается оформлением документов. — «Как ты вообще мог отважиться на экзамен во Франции, не зная французского? — спрашивают меня. — На что надеялся?» Честно скажу: ни на что. Я просто радовался возможности побывать в Париже. Ведь никогда раньше не был за границей.

"В наших вузах есть программа, которой нужно строго придерживаться, — говорит Коля. — А в зарубежных студент рисует то, что хочет"

О международном художественном конкурсе фонда «UART» Коля узнал случайно из соцсети «Фейсбук». В тот момент он учился на дизайнера в одном из киевских вузов.

— Я был студентом второго курса и, конечно, хотел бы учиться за границей, — продолжает Коля. — Знал, что там подход к обучению совершенно другой. В украинских вузах есть программа, которой нужно строго придерживаться. И рисовать ты должен только то, что предусматривает эта программа. В зарубежных школах студент рисует то, что хочет, а преподаватели только помогают ему раскрыться. И художник развивается как личность. Поскольку я увлекался современным искусством, мне очень не хватало этой свободы.

При этом хорошо понимал, что учеба за границей — всего лишь мечта. Я из небогатой семьи и взять деньги было неоткуда. В то, что можно выиграть какой-то грант, не верил. И тут совершенно случайно увидел объявление: «Международный культурный фонд „UART“ объявляет конкурс для молодых художников. Все желающие могут выслать свои работы по такому-то адресу». Главный приз — грант на обучение во французской школе искусств. Звучало очень заманчиво. Правда, внимательнее прочитав условия конкурса, увидел, что одно из обязательных требований к участникам — знание французского. А в этом я, как говорится, полный ноль. Я и английский-то знаю из рук вон плохо. Поэтому о конкурсе можно было забыть.

Николай и сам не знает почему, но изо дня в день он продолжал заходить на интернет-страничку культурного фонда. Однажды он обратил внимание, что пункт об обязательном знании французского исчез.

— Я как чувствовал, — смеется Николай. — Еще раз все перепроверив и убедившись, что знание языка не требуется, подал заявку и отправил на конкурс свои работы. Все картины рисовал дома без чьей-либо помощи. Я ведь даже в художественную школу никогда не ходил. Просто рисовал для себя и делал школьные стенгазеты. Понимая, что это конкурс для профессионалов, ни на что особо не надеялся. И тут звонок: «Николай Толмачев? Примите наши поздравления. И готовьтесь к поездке в Париж».

Я застыл на месте: не может быть! Мне объяснили, что я вошел в число победителей (их было всего пятеро) и через месяц меня ждут в Париже. «Один из победителей выиграл грант, — рассказали мне в фонде. — Но кто этот человек, вы узнаете на официальной церемонии». Я бросился оформлять документы. Ведь у меня даже не было загранпаспорта. Мне было все равно, кто выиграет этот грант. Главное — я побываю в Париже. Фонд оплатил билеты и взял на себя все затраты на мое проживание.

Первое впечатление от Парижа было не самым приятным. Я ожидал увидеть старинные здания и легендарные парижские улочки, но вместо всего этого на глаза попадались какие-то бараки и много мусора. Он был везде — на дорогах, на тротуарах… Оказалось, там тоже есть неблагополучные районы.

Но уже на следующий день я увидел то, о чем мечтал. Церемония награждения победителей конкурса проходила в старинном здании, где когда-то жил Ален Делон, в самом центре Парижа. На церемонии было много журналистов, телекамер. Там же выставили мои работы. Ко мне подходили члены жюри и, судя по их доброжелательным улыбкам, делали комплименты. Но я не понимал ни слова! Оставалось только улыбаться в ответ и отвечать: «Merci». Больше я ничего не знал (смеется). Члены жюри подолгу произносили речи, и, поскольку они тоже были на французском, я не понял, что уже настал ответственный момент, когда должны объявить победителя. И вдруг услышал свою фамилию. «Выходите на сцену, — шепнула на русском одна из организаторов. — Вы выиграли грант».

«Меня завели в старинное здание, где было много скульптур: «Рисуйте все, что хотите»

Николай Толмачев оказался самым молодым участником конкурса. Члены жюри еще долго хвалили его работы, отметив, что юному таланту пора организовать выставку. Они также сообщили, что Коля выиграл 20 тысяч евро, которые он может использовать для обучения в любой художественной школе Франции. Когда журналисты спросили у парня, где он намерен учиться, Коля уверенно ответил: «В старейшей художественной школе в Париже».

— На самом деле я сказал первое, что пришло в голову, — признается Коля. — От происходящего голова пошла кругом. Только на следующий день смог разложить все по полочкам. Тогда же узнал, что еще рано представлять себя студентом престижной французской академии искусств. Грант не давал мне права учиться ни в одном из французских вузов. Для начала я должен был поступать на общих основаниях. И только если поступлю, смогу использовать выигранные деньги на оплату обучения и жилья.

Узнав правила поступления во французские художественные школы, я ужасно расстроился. Везде требовалось знание французского. Перерыл все справочники и сайты, но так и не нашел ни одной англоязычной программы. Было бы очень обидно выиграть грант и никуда не поступить. Тогда решил: попытка не пытка. Попробую.

— Вы выбрали несколько вузов?

— Нет, только один. Раз уж сказал журналистам, что хочу в старейшую школу искусств, решил туда и поступать. Эта академия была основана еще во времена Людовика XVI. Она располагается в здании, где раньше находился монастырь августинцев, прямо напротив Лувра. Это была настоящая авантюра: без знания французского поступать в самую престижную академию. Следующие четыре месяца (ровно столько оставалось до поступления) я учил язык. Вернее, пытался. Увы, за такой короткий срок французский не освоишь при всем желании.

И вот я приехал на вступительные экзамены. Первый экзамен оказался письменным — нужно было проанализировать текст об искусстве. Текст, естественно, на французском. Большую его часть вообще не понял. Какой тут письменный анализ! Я огляделся по сторонам: абитуриенты исписывали один листок за другим. «Вот и все, — подумал. — Ну хотя бы побывал в Париже». И написал на французском: «Извините, но я учу французский четвертый месяц, поэтому не могу ничего написать». При виде моего листочка у экзаменатора округлились глаза. Улыбнувшись, я пожал плечами. Экзаменатор тоже улыбнулся и сказал: «Аdieu», то есть «прощай».

Второй экзамен — это рисунок. Вернее, сразу три рисунка. Я уже знал, что поступление мне не светит, но все равно пошел. И не пожалел. Этот экзамен сильно отличался от тех, что проходят в Украине. В наших вузах перед абитуриентами ставят скульптуру или портрет и все рисуют одно и то же. Здесь же нас завели в старинное здание, где собрано много скульптур, и сказали: «Рисуйте все, что хотите». Я решил нарисовать скульптуры Боттичелли, одного герцога и Папы Римского. С этим заданием я справился.

— То есть опять появилась надежда?

— Нет. Потому что впереди был третий экзамен, а это собеседование на французском. Но тут произошло еще одно радостное событие: фонд организовал экспозицию моих работ на Арт-Пари. Это одно из самых масштабных мероприятий в мире международного искусства. Проходит в здании Гранд-опера в Париже. Мои работы стояли рядом с работами знаменитых художников! До сих пор не верится.

— На третий экзамен вы все-таки пошли?

— Да. Пришел и сказал: «Я почти не знаю французского. Тем не менее попробую ответить на ваши вопросы». Экзаменаторы сильно удивились. Но начали задавать мне вопросы. Все оказалось не так страшно. Нет, французского я по-прежнему не знал. Просто, как мог, старался объяснить, почему хочу учиться в этой школе. Забывал слова, но не уходил — все равно пытался что-то сказать. На экзаменаторов это, видимо, произвело впечатление. Когда я уже вышел из аудитории, меня догнала одна преподавательница: «Николя, вы очень хорошо себя показали. Если хотите здесь учиться, ознакомьтесь с нашей выставкой, посмотрите достопримечательности». Вот тогда появилась надежда.

«По сути, провалил два экзамена из трех. Но, как мне объяснили, для преподавателей этой школы главное — искусство»

Через две недели Коля узнал, что поступил. В сентябре его уже ждут в Париже.

— Я не понимал, как это произошло, — говорит Коля. — Ведь, по сути, провалил два экзамена из трех! Но как мне потом объяснили, для преподавателей этой школы главное — искусство. А язык всегда можно выучить. Чем я сейчас и занимаюсь.

— Получается?

— Слава Богу, да. Учу день и ночь, смотрю французские фильмы. Но избавиться от мандража перед предстоящей поездкой пока не получается (улыбается). Я уже могу свободно говорить на французском об искусстве, а вот заказать блюдо во французском ресторане, боюсь, не смогу. С разговорной речью у меня пока не очень.

— Ничего, это поправимо, — говорит сотрудник фонда «UART» Инна Роднева. — Пример Коли Толмачева показывает, что возможно абсолютно все. Как говорится, стоит только захотеть. Кстати, в этом году наш фонд проводит еще один конкурс, в котором тоже может принять участие любой желающий, занимающийся живописью, графикой, скульптурой, фотографией и инсталляцией. В этом году заявки на участие в конкурсе могут подавать люди от 20 до 35 лет.

— На сколько лет обучения хватит вашего гранта? — спрашиваю у Николая.

— Точно пока не знаю, но не на все четыре года. Причем эти деньги пойдут не столько на обучение, сколько на оплату жилья и питание. В Париже дорогие и квартиры, и общежития. А вот обучение в моей школе стоит всего триста евро в год. Здесь главное — поступить, а многие уверены, что это невозможно.

— Сколько же стоит арендовать квартиру в Париже?

— Аренда 19 метров жилой площади мне обойдется в 750 евро в месяц. В фонде мне уже нашли квартиру. Но я намерен учиться все четыре года. В конце концов квартиру можно снимать с другими студентами, и это уже будет значительно дешевле. Еще в Париже я обратил внимание на цены в супермаркетах. Кое-где они даже дешевле, чем у нас. А вот в ресторанах и кафе мне делать нечего.

— Еще не познакомились со студентами вашей школы? Они могли бы помочь вам быстрее освоиться.

 

— Пока нет. Но я представляю, что меня ждет, ведь о нашей школе даже сняты документальные фильмы. Там преподаватели не загоняют тебя в рамки, ты рисуешь в том направлении, в котором хочешь работать. У каждого свой жанр, и преподавателям это нравится. Во Франции вообще подход к обучению нестандартный. Например, можно зайти в кабинет и увидеть полностью обнаженных студенток, рисующих натуру. У них это не просто занятие, а целый художественный процесс.

 

Дата: 29.08.2014